Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Post Type Selectors

Юридический факап на 7 миллионов рублей. Как его решить?

Редакция журнала HLB приняла важное решение. Теперь мы будем делиться с вами, дорогие наши подписчики, кейсами, которые складываются в ходе решения различных бизнес-задач. Опытом, о котором нам пишут наши уважаемые авторы.

Сегодня мы поговорим о том, как Дмитрий Борисов, основатель сети трапезных «Помним-Любим» решил серьезный вопрос, из-за негативного исхода которого могли быть дорогостоящие последствия в его бизнесе.

Итак, преступим к кейсу!


Начало истории

Все началось в марте 2020 года в разгар пандемии коронавируса. Я покупал помещение в Петербурге на Гагарина, 37 в рассрочку, но не смог вовремя выплачивать платежи предыдущему владельцу, назовем его Сергей Николаевич. В прошлом он работал в полиции, был директором и вел свой бизнес. Несмотря на свои 72 года, он оставался бодрым.

Карантин ударил по всем бизнесам, и мне пришлось брать кредиты, где только можно, чтобы спасти свое дело. Даже у Сбера удалось занять. В результате я задержал апрельский платеж на месяц, но погасил его и заплатил больше в июне. Сергей Николаевич предъявил мне какую-то расписку, из-за которой и начались проблемы.

Расписка гласила: «Взял 200 000 рублей у Борисова Дмитрия Владимировича для собственных нужд в качестве компенсации вынужденных каникул (карантина пандемии коронавируса) для покупки питания, лекарств и других потребностей моей семьи в соответствии с п. 3.1 Договора беспроцентного займа, заключенного между нами». Я не прочитал бумагу внимательно, что было моей ошибкой. В итоге в феврале 2021 года оказалось, что я якобы не доплатил Сергею Николаевичу 200 тысяч и должен ему неустойку за 10 месяцев по всей сумме договора. А договор был криво составлен, это снова моя вина.

Я признал свою вину в задержке платежа из-за карантина и пошел с юристом к нему договориться. Сергей Николаевич заявил, что я ему должен 7,5 млн рублей. Я предложил 700 тысяч, что казалось мне справедливой суммой за мою невнимательность.

Мы сидели друг напротив друга.

— Я хочу эту сумму, — сказал Сергей Николаевич. — Дело личное, уговаривать не буду. Для этого есть суд и Гражданский кодекс, а также договор займа, где все прописано, включая твои подписи. Лучше сразу найми квалифицированных адвокатов — будет дешевле.

— Я знаю про суд и про то, что платил вам заранее в июне, июле, августе. В мае за июнь. Так что тот месяц компенсирован. Все честно, — я надеялся, что мои летние уступки как-то повлияют на него, но его равнодушие говорило об обратном. — Юристы заработают на этом деле, а мы с вами? Сколько мы потеряем на издержках?

— Думаю, миллиона по полтора.

— А если выиграете всего тысяч 15 вместо полутора миллионов? Суд может не присудить всю сумму. Вся эта судебная канитель будет стоить времени и здоровья.

— Димыч, я ведь ничего не теряю, просто умею ждать. Если районный суд не присудит, то остальные инстанции что-то дадут. Подожду полгода, год и продам закладную.

Я понял, что предстоит серьезный суд. За полгода до этого его юристы предлагали мне взять «Помним-любим» под своё крыло. Я отказался, почуяв, что они не такие сильные, как кажутся. Они это запомнили. Так что против меня сражался вдвойне мотивированный противник, желавший отомстить.

В моей команде было два юриста. Один — опытный боец в судах, сильный оратор. Второй — стратег, разбирающийся как в уголовном, так и в гражданском праве, мастер спорта по шахматам. Тяжелая артиллерия.

Первый юрист участвовал в переговорах с командой Сергея Николаевича, и противник не принимал его всерьез, считая некомпетентным. Сергей Николаевич даже сказал: «Лучше найми сразу квалифицированных адвокатов — будет дешевле…», что отразило его отношение к моей команде.

Я, конечно, пересказал своему юристу, что о нём думают оппоненты. Это максимально его замотивировало на победу.

Наша команда разработала стратегию противостояния. Не буду раскрывать всех нюансов, пусть это останется секретом. Суд первой инстанции должен был состояться в июле 2022 года.

Место судебного противостояния


Место судебного противостояния металось между судами как мячик в пинг-понге. Команда Сергея Николаевича подала иск в суд Московского района, но я перенес заседание в Приморский район. Потом одна из сторон забыла прийти на заседание в январе 2022 года. Снова перенос. В июне заседание снова не состоялось по просьбе истца: Сергей Николаевич сильно заболел коронавирусом, едва выжил. Я мысленно пожелал ему здоровья до конца процесса. Хотя в моей сфере черный юмор обычное дело, есть два момента:

  1. Желать человеку смерти или радоваться его гибели – серьезный грех, чего я как православный не приемлю. Сергей Николаевич не враг, а ослепленный желаниями человек. Пусть живет и радуется небольшой неустойке от меня.
  2. Если человек умирает, процесс вступления в наследство занимает полгода. Окружение Сергея Николаевича, вероятно, не простит мои ошибки, и процесс затянется. Смена сторон и т.д. Мне не нужен затянутый процесс. Судебные тяжбы вытягивают время, деньги, внимание и энергию. Для оппонента это развлечение на старости лет, а у меня дела, нужно строить бизнес.

Но у меня сложилось впечатление, что постоянные переносы и болезнь неспроста. Словно судьба давала знаки, что мы пошли не в ту сторону.

— Зачем ты ввязался в эту авантюру? — думал я о Сергее Николаевиче. — Заработать на халяву? Воспользоваться моими ошибками и озолотиться? А если не доживешь до финального заседания, то в чем смысл всего этого процесса? Здоровье и жизнь не купишь.

Основной процесс начался в конце августа 2022 года. Первое заседание, потом через пару недель второе и третье. Решающая битва прошла 15 сентября. Я в это время был в Новокузнецке, а мой юрист Миша выступал на заседании и созванивался с нами для корректировок. Забавно, что сентябрьское заседание чуть не перенесли — истцы забыли важные документы и едва успели к началу рассмотрения.

— Третий плохой знак для противника. Их подсознание бунтует и ставит палки в колеса, — злорадно думал я.

Но битва началась неожиданно. Молодой юрист от истца (назовем его Васей) вытащил папку с распечатанными картинками из моих соцсетей.

— Я бы хотел сказать, что в то время как уважаемый Дмитрий Владимирович жаловался на отсутствие денег, он вел весьма роскошный образ жизни. Во-первых, он владелец 14 кафе в Санкт-Петербурге, которые приносят хороший доход, — Вася показал лист с картой СПб, где были отмечены наши трапезные. — А это квартира, где он живет и проводил в мае свой День Рождения. Квартира большая, гостей много, их всех надо кормить и поить. А это Дмитрий с женой едет в отпуск на «Кадиллаке». А это он в Турции на отдыхе. Откуда у него деньги? А это он проводит тренинг «Люди и тени». Не бесплатно же?

В конце Вася вытащил распечатанный пост, где я обещал премию в 1000 рублей за какой-то конкурс.

— И в то время как Дмитрий Борисов тратит деньги направо и налево, он не может выполнить свои обязательства по договору. Который сам подписывал. Это был его добровольный выбор.

Потом юрист переключился на портрет истца. Сергей Николаевич оказался бедным пенсионером, пострадавшим от рук молодого миллионера, золотого мальчика. Этот миллионер купается в деньгах, но свои долги отдавать не спешит. Сергей Николаевич даже имел документы на инвалидность, что превращало меня в глазах судьи в законченного негодяя. Судья теперь и на юриста Мишу смотрела как на укрывателя моих злодеяний.

Узнав про интернет-активность противника, я пожалел, что веду столь открытую публичную жизнь. Казалось, все мои секреты вытащили на свет и грамотно использовали против меня. Но с другой стороны, открытость часто помогала мне в жизни.

Мой юрист Михаил был обескуражен, но быстро взял себя в руки. Он напирал на то, что все интернет-события произошли после апрельского неплатежа. День Рождения был в мае, поездка в Крым на старом Кадиллаке в июне. Поездка в Турцию в ноябре. Истец решил незаконно обогатиться. Где это видано, чтобы за долг в 200 тысяч рублей платить неустойку в 7,5 миллионов? Суды в подобных вещах отказывают. Вот практика Верховного суда.

Судья колебалась и не вынесла вердикт в тот день. Приговор мы узнали на следующее утро: я должен заплатить штраф в миллион рублей. Не семь с лишним, а один! Один, Карл! С учетом того что два года назад я предлагал Сергею Николаевичу 700 тысяч, и рубль за это время подешевел, все обошлось ещё лучше для меня.

Победа?

Мои юристы сказали, что спешить не стоит. Впереди апелляционный суд, где и будет вынесено окончательное решение. И если меня решение суда первой инстанции устроило, то противника — совсем нет…

Апелляционный суд — финишная прямая

Апелляционный суд – это конечная точка, после которой продолжение судебной борьбы возможно лишь в случае новых серьёзных фактов или грубых нарушений процесса. Чтобы обратиться в Верховный суд, нужны из ряда вон выходящие события.

Предстоящая апелляция была битвой при Ватерлоо: кто из нас повторит судьбу Наполеона, а кто станет европейской коалицией, зависело от подготовки сторон. Разведка боем первого заседания прошла, впереди главное сражение. Сторона Сергея Николаевича подала апелляцию и снова требовала от меня 7,5 миллионов, уповая на работу судьи.

— Тебя устраивает результат? — спросил меня юрист Миша.

— Миллион – приемлемая сумма, — сказал я. — А есть варианты?

— Можно её уменьшить.

— А если судьи наоборот увеличат неустойку?

— Вряд ли. Доводы оппонентов выглядят слабыми, — заявил юрист. — Да и не переживай, я везучий в делах.

Апелляционное заседание было назначено на 12 сентября 2023 года. Почему так долго? После первого заседания судья должен написать мотивировочную часть, где объяснить своё решение. Учитывая загруженность судей и процесс перевода дела из суда первой инстанции в апелляцию, годовой перерыв считается нормальным сроком.

За три года судебных разбирательств я изменил своё отношение к процессу. Волноваться перестал. Большинство вещей решаются не здесь, а где-то там, высоко. Остаётся молиться и подобрать хорошего юриста. Нет смысла нервничать, когда не можешь напрямую влиять на ход процесса. К тому времени я уже год изучал Новый Завет и пересмотрел своё отношение ко многим вещам. Например, к деньгам! Если смысл жизни – только в желании денег и красивом потреблении (машины, квартиры, яхты, костюмы), то быстро станешь как напившийся крови клоп или клещ – паразитом на теле общества. Гораздо важнее использовать деньги как средство решения проблем других людей. Главное – польза для мира, и в награду получишь всё, что пожелаешь. Карму никто не отменял – если думать, как мастерски обмануть другого человека, это отношение обязательно вернётся с другой стороны.

Юрист Михаил готовился очень тщательно и придумал тактику, как разбить доводы оппонентов.

Я же был спокоен как никогда. Даже забыл о дате заседания и вспомнил, когда днём мне позвонил юрист.

— Дим, только что суд закончился. Готовься узнать новость. Ты…

В апелляционном суде председательствовали трое судей. Противник пустил в ход тяжёлую артиллерию – в зал заседания вместо молодого Васи пришла сама директор юрагентства (назовём её Жанной) с помощницей. Сергей Николаевич отзывался о ней как об очень крутом юристе. Жанна царственно обвела взглядом зал. Было видно, что она уверена в успехе и попытается взять реванш.

Истец снова напирал на законность договора и добровольность моего подписания, но новых доказательств не представил. Михаил серьёзно подошёл к заседанию. Он изучил базы и предоставил факты, доказывающие умысел оппонента. Анализу подверглось всё поведение истца – странный перевод сделки с юрлица на физлицо накануне Нового Года, непонятно маленькая сумма налогов. В эту канву отлично ложились странные расписки от истца про лекарства и т.д. Образ честнейшего пенсионера-бессребреника был разрушен. Жанна нервничала, перебивала моего юриста, но что значат эмоции против фактов. Миша пер как танк и брал позиции одну за другой.

В итоге суд постановил, что «Борисов Д.В. должен выплатить истцу 650 тысяч рублей». Сумму иска уменьшили ещё на треть. Полнейшая победа! Голос моего юриста по телефону звенел от восторга! Его можно понять – выигрыш в красивом сражении.

В январе 2021 года я предлагал решить вопрос миром за 700 тысяч рублей. А сейчас, когда рубль ослаб, искомая сумма заметно «всхуднула». С учётом оплаты работы юристов (а это серьёзная сумма) на руки Сергей Николаевич получит ещё меньше.

Но да ладно. Что мне до его дел? Каждый живёт как хочет и может. Свои выводы я сделал.

Кассационный суд — финальная точка

Итак, состоялась кассационная битва. Решающая. Истцы вновь просили суд удовлетворить их требования на 7 миллионов, утверждая, что я нарушил условия договора.

Мой юрист Михаил акцентировал внимание на том, что договор был заключен между физическими лицами, и на лицо незаконное обогащение. Да, чисто технически истцы были правы, но буква закона и здравый смысл были на нашей стороне. Я вообще удивляюсь, что противник подал иск в кассацию. У них было мало шансов на успех, поскольку апелляция отработала без ошибок. Однако, дикое разочарование от результатов предыдущих судов и желание хоть что-то урвать у меня толкнули их на это безнадежное дело и лишние траты.

Кассация оставила в силе результат апелляции. А значит, я вновь победил, и на этом можно поставить финальную точку. Да, есть ещё Верховный суд, но подавать туда дело – совершенно безнадёжно! Шансов – ноль. Для меня это хороший урок, для моих юристов Михаила и Павла – отличный кейс. Ну а мы мчим дальше!

В статье полностью сохранены авторский стиль, правописание и подача.*

Хотите стать публикуемым экспертом и со временем получить известность на всю нишу?

Благодаря опубликованным статьям:

◽️ Прокачаете личный бренд

◽️ Покажете аудитории, что вас публикуют в СМИ

◽️ Повысите лояльность аудитории, имея статус автора

◽️ Как следствие, быстрее прогреете к себе или к продукту

◽️ Это увеличит авторитет, уважение и поток клиентов к вам

Заполните анкету и узнайте все подробности!